Океан

Фортепианный вечер с Иво Погореличем

В воскресенье в Дэвис Холле в Сан Франциско играл Иво Погорелич. Это было... здорово! Без преувеличения. В первом отделении он играл Бетховена – 24ую и 32ую сонаты. 24ая соната очень красивая, непохожая на прочие Бетховенские сонаты – начинается с мелодичного адажио кантабиле. Говорят, это была любимая соната самого Бетховена, который говорил своему ученику Черни:
- Все почему-то без ума от моей сонаты до-диез минор, но у меня есть вещи и получше!
До-диез минор – это которая «Лунная».
32ая – последняя соната Бетховена, написанная им за несколько лет до смерти. Она мне меньше нравится.
Второе отделение было посвящено Рахманинову – Музыкальные моменты, Скрябину – вторая соната и Листу – пятый, восьмой и десятый этюды. Лист про эти этюды говорил в свое время, что они под силу лишь десятку пианистов в мире. В наши дни, конечно, их может играть гораздо большее число людей, что не отменяет, однако, их сложности.

Погорелич играл... Я не знаю, что и сказать. Это был один из лучших концертов, на которых мне доводилось бывать в жизни. Потрясающий звук, мелодичность и безупречная техника. Причем, он очень красиво сидит за роялем – царственно, без суеты и дерганий (это, в конце концов, неважно, но производит впечатление). Инструмент находится в его полной власти.
Во всей манере его блестящей игры очень ясно чувствуется русская школа. И недаром – с двенадцати лет он учился музыке в Москве, там же закончил Консерваторию. Его исполнение чем-то похоже на Плетневское. Та же предельная четкость в каждой ноте, и звук.

В программе к концерту предлагался квиз. Вот парочка вопросов оттуда.

1) What is Opus?
a. A type of wine
b. A duo made up by piano and guitar
c. A musical composition or work
d. A spice derived from poppies

2) Pizzicato is:
a. A personal-sized pizza
b. Playing a stringed instrument by plucking the strings
c. A one act play spoken in Italian
d. A type of dance

3) Bartok is:
a. The creator of The Miraculous Mandarin
b. Writer of The Producers
c. Seasoning for the Hungarian goulash
d. The Gabor Sisters’ older brother

4) What is pas de deux?
a. Someone who makes a pass while you’re on a date
b. The dessert
c. A ballet duo
d. French for “not sanctioned by the Dept. of Homeland Security”
Океан

Как к нам в университет заехал Билл Гейтс

Да, так вот я и говорю. Когда работаешь в университете, там что ни день, события какие-нибудь. Вот, в прошлую пятницу, к примеру, посетил нас Билл Гейтс. Ажиотажа по поводу его предстоящего визита было много. За пару недель до события начали циркулировать емэйлы на тему, как бы по-культурнее и, вместе с тем, по-массовей организовать акцию протеста. Зачем? А чтобы to send Bill Gates a message! Кто-то тут же высказался в духе, что не надо, мол, send a message – он, дескать, наш гость, надо вести себя приветливо и не обижать человека. Началась полемика – бла-бла-бла и все такое. В результате, я ни о какой акции не слышал.

Гейтс общался с народом с 9 до 10 часов утра в прошлую пятницу. Первые сорок минут – выступление, потом вопросы. В роли радушного хозяина выступал наш декан всех инженеров Ричард Ньютон. Он всех строго предупредил, что если кто будет мешать Гейтсу говорить и всем остальным слушать, того выведут без разговоров. Никто не дебоширил. Все было скучно и прилично. Гейтс сказал, что если бы он сейчас оказался студентом, он бы интересовался компьютер сайенсом и биологией.
Нашелся один смельячак, который несколько оживил действо на забаву публики. Товарищ поднялся, объявил, что он аспирант по компьютер сайенсу и обратился к залу:
- How many of you would like to work in a company with such business practices as Microsoft?
Все, разумеется молчали. Пара рук поднялось, но и все. Тот оглядывает всех:
- Ну, сколько?
Декан Ньютон заерзал на стуле и говорит баламуту:
- Ok, ok, you made your point, so what’s your question to Mr. Gates?
Тогда тот сформулировал свой вопрос к Биллу Гейтсу:
- Do you think that if you improve your business practices at Microsoft, you will attract more smart people from good universities to come to work for your company?
- Sure, - просто ответил Гейтс и улыбнулся своей кибернетической улыбкой.
Больше он ничего к своему ответу не добавил, и все засмеялись. Ответ в самом деле был хороший.
Зато товарищу (который задал вопрос) повезло – про него на следущий день написали все местные газеты – что вот, мол, нашелся один – задал провокационный вопрос! Слава, можно сказать, локального масштаба. Только имя в газетах не упомянули.

Меня же все интересовало – есть ли у Гейтса телохранители. Мне объяснили, что они где-то есть, но их не видно.
Океан

Стивен Бойд

Сегодня у нас на факультетском семинаре выступал профессор Стивен Бойд. В Хьюллет-Паккардовскую аудиторию, где всегда проходят такие мероприятия, набилась куча народу – как обычно, сидели на полу, стояли вдоль стенки.
Бойд прочел часовую научно-популярную лекцию о выпуклой оптимизации. Читал зажигательно – с шутками-прибаутками, байками и... и про оптимизацию тоже успел рассказать.
- Каков, - говорит, - классический подход к задачам? Все, что линейно – просто, все, что нелинейно – сложно. Это, - говорит, - неправильно. Должно быть так: все, что выпукло – просто, все, что нет – сложно.
Рассказал, что у них в Стэнфорде в Электрическом департменте самые умные профессора – те, которые строят integrated circuits, и те, которые занимаются теорией информации.
- Но они, - говорит, - друг друга не любят, знаете, как это бывает?
Потом он много говорил о геометрическом и полуопределенном программировании.
- Ко мне, - говорит, - приходят люди и спрашивают – зачем, мол, вообще такие задачи решать, они ведь нигде не встречаются! Как это не встречаются, говорю я в ответ – если вы их не встречали, значит вы просто не разглядели! Но мои коллеги, которые занимаются электрическими цепями все равно думают, что это нонсенс.
Тут Бойду из заднего ряда поступает вопрос:
- Вы можете привести пример, где эти методы сильно помогли?
- Я бы мог привести пример, - бойко ответил Бойд, - только я не хочу ничего выдумывать и заливать. Поэтому я отвечу так: я не буду вам приводить пример! Я скажу вам вместо этого вот что: этими методами увлеченно занимается очень много людей. Очень много! И получают большое удовольствие! Конечно, очень может быть, что они опасны для общества, и желательно их держать взаперти... Но! Применение этим методам непременно найдется – это уж вы мне поверьте! Просто, теория пока еще слишком нова. Мы все это узнали только лет десять назад...
И добавил:
- Разумеется, русским все это было известно еще в 60х.
Пошутил. Наверное.

Я вышел с лекции, как, бывает, выходишь после прекрасного концерта или спектакля.
Океан

О чем бы еще написать в жжурнал?

Хочется взять и написать в ЖЖ что-нибудь умное. Так, чтобы все сказали: о! вот это ловко! А потом еще немножечко пообсуждали: а вы читали у Лиходеева? Ну и как? И мне тоже! И вообще, мне этот Лиходеев нравится!
Ну или что-нибудь в этом роде. Чтобы мне было приятно. Так вот, хочется написать умное, а ничего в голову не приходит. Голова ушла в науку. Да-да.

Вот бывало раньше... Года полтора назад... Придешь, бывало, неспешно на работу часикам к десяти, попьешь чайку, полазишь по вебу, подышишь свежим воздухом на крылечке, сходишь на обед... Потом придешь снова на работу, откинешься в кресле, посмотришь в потолок секундочек сто, улыбнешься собственным мыслям, откроешь Живой Журнал и настрочишь туда чего-нибудь.

Сейчас все не так. Сейчас только и делай, что успевай задачи решать, да презентации в Пауэрпоинте готовить. И еще писать сомнительные программы на Джаве. И еще на Матлабе. Очень много всего на Матлабе. И чтобы с картинками – их надо потом вставлять в Пауэрпоинт. Утомительно немножко, но зато развлекательно!
Ходишь потом, выступаешь перед людьми с важным видом. Они тебе вопросик, а ты... если знаешь ответ, посмотришь внимательно на них, скажешь:
- Good question!
И толково ответишь. А если не знаешь ответа... Посмотришь внимательно на них и скажешь:
- Good point! It’s an interesting problem – we are currently working on it.
Потом ты еще секунды три молча киваешь им, как бы спрашивая вы удовлетворены ответом? А они кивают тебе – мол, да, вполне!
Люди все время разные. Интересные. Это вам не какой-нибудь ненавистный статус-митинг, или корпоративное собрание, или хоть бы даже трейнинг по сэкшуал харрасменту. Тут жизнь бурлит!

Столько впечатлений, что не знаешь, что и в жжурнал написать.
Вот прошлою весной, к примеру, был у меня кандидат на роль одного из героев в серию «Занимательные люди нашего департмента». Профессор Тсе такой. Очень колоритный. Или его еще зовут профессор Че. Или профессор Ще. Кажется, большинство зовет его профессор Ще. Он читал нам курс по Wireless – измучил всех своими домашними заданиями, контрольными и проектами. Страшно измучил. Больше всех, меня. Но это, конечно, мое субъективное мнение.
Еще до профессора Ще, меня ужасно забавлял другой профессор – профессор Пулла (ударение на первый слог). Камешвар Пулла – такой молодой, видный, блестящий, гениальный! Он вообще-то не из нашего департмента, он из механического, но тоже очень колоритный.
Теперь я полностью увлечен другими двумя кадрами. Я сейчас хожу на один замысловатый курс, который, как оказалось, по бизнесу, и у нас там два лектора – Мессершмитт и Шапиро. Великолепная, идеально дополняющая друг друга пара – Дэвид Мессершмитт и Карл Шапиро.

Вот не знаю, хватит ли у меня пороху начать серию про занимательных людей.
Океан

Мое мнение по поводу событий в Беслане

То, чем закончились события в Беслане, ужасно, но закономерно. Какой еще мог быть исход, когда с одной стороны – банда недочеловеческих отморозков, а с другой – банда придурков из ФСБ?
Десять лет без малого мы воюем с Чечней, и каждый раз повторяется одно и то же – террористы застают всех врасплох. Хоть чему-нибудь за десять лет можно было научиться? В принципе, да, наверное, но некогда. ФСБ занято более важными делами – как окончательно украсть ЮКОС. ФСБ укрепляют, усиливают, расширяют, отдали ей на откуп всю страну. И что в результате? В результате мы имеем банду неприкасаемых мздоимцев (про них теперь даже пресса пикнуть не смеет), которая умеет лишь устраивать свои паханские разводки и делить меж собой награбленное. А с террористами бороться не умеет.
Вот с этой школой опять же. Путин и ФСБ говорят, что они не планировали штурм, а так получилось. Но как им верить, когда они все время лгут? Лгут по мелочам, лгут по-крупному, лгут по любому поводу. Они вообще правду не умеют говорить, это у них профессиональное.
Путин сказал по телевизору хорошую правильную речь. Только опять речь – а где дела? Но Путин тут и не очень виноват – он действует, как умеет, а лучше он не умеет.
А с террористами, это правда, мы должны бороться всем народом, иначе крышка. От террористов не будет пощады, от ФСБ – защиты. Сейчас пока не все ощутили причастность происходящих событий к их личной жизни – мол, Северная Осетия – это далеко. Надо поскорее опомниться и осознать, что терроризируют нашу страну, терроризируют каждого из нас.
Европа же в очередной раз проявила свою проституточную сущность. Гниет Старый Свет. Гниет и смердит.
Океан

Дополнительный комментарий

Суббота. Вечер.
Ночь с субботы на воскресенье
Воскресенье. Раннее утро.

Молотов выступил по радио в полдень 22 июня.
Вот его обращение: часть первая и часть втоая.

Генералы Павлов, Климовских и Коробков были расстреляны 22 июля 1941 года по приговору военного трибунала «за проявленную трусость, паникерство и преступную бездеятельность».
Болдин спасся от военного трибунала тем, что по собственной инициативе, с одобрения маршала Тимошенко, улетел из штаба фронта налаживать связь с 10 армией генерала Голубева. Потом он во исполнение директивы Павлова пытался сформировать армейскую группу для нанесения контрудара, попал в окружение и несколько месяцев считался без вести пропавшим, пока не вышел из окружения вместе с двумя с половиной тысячами бойцов – все, что осталось от Западного округа. Войну он закончил генерал-полковником, заместителем командующего 3 Украинского фронта.
Сандалов закончил войну генерал-полковником, начальником штаба 4 Украинского фронта.
Генерал Кирпонос погиб в окружении под Киевом в сентябре 1941 года.
Пуркаев закончил войну генералом армии, командующим Дальневосточным фронтом.
Баграмян закончил войну маршалом, командующим Первым Прибалтийским фронтом.
Жуков закончил войну маршалом, командующим 1 Белорусским фронтом.
Тимошенко всю войну и после оставался маршалом. В конце войны координировал действия 2, 3 и 4 Украинских фронтов.
Адмирал Кузнецов – выдающийся флотоводец. Всю войну он главнокомандующий ВМФ. В 1948 году по делу адмиралов едва не был арестован, но, учитывая прошлые заслуги, лишь понижен в звании до контр-адмирала. В 1951 году произведен в вице-адмиралы, в 1953 году востановлен в звании адмирала флота. С 3 марта 1955 года он адмирал флота Советского Союза, заместитель министра обороны, главком ВМФ. После гибели линкора «Новороссийск» в октябре 1955 года, снят со всех постов, уволен из армии без права на восстановление и понижен в звании до контр-адмирала, испытал при этом всяческие унижения и невероятное хамство со стороны министра обороны маршала Жукова.
Про дальнейшую судьбу контр-адмирала Елисеева я не знаю.
И, наконец, майор Заваров. Он стал потом генерал-лейтенантом, преподавал в академии Генштаба.
Океан

Воскресенье. Раннее утро.

Суббота. Вечер.
Ночь с субботы на воскресенье

Спать генерал Болдин не ложился. Он сидел дома в своем кабинете перед открытым окном, смотрел на звезды и ожидал вызова в штаб. В начале пятого раздался телефонный звонок. Так и есть – Болдина вызывали в штаб. Он успел побриться и выпить чашку кофе, поэтому, появившись в штабе, выглядел бодрым и отдохнувшим, особенно, на фоне командующего и генерала Климовских, с вечера находившихся там.
Видя, что произошло что-то серьезное, Болдин, как было принято, бодро спросил:
- Случилось что?
Павлов потер ладонью небритую щеку и неожиданно широко улыбнулся.
- Сам как следует не разберу. Понимаешь, какая-то чертовщина! Звонил командарм-3 Кузнецов. Говорит, немцы нарушили границу на участке от Споцкина до Августова. Бомбят Гродно, штаб армии.
- Насколько эти данные точны? – спросил Болдин, - что сообщают из частей, прикрывающих границу?
- Проволочная связь с частями нарушена, - мрачно откликнулся Климовских, - перешли на радио, но две армейские радиостанции прекратили работу – видимо, уничтожены.
Павлов нахмурился.
- Перед твоим приходом, - сказал он Болдину, - звонил Голубев из десятой и Сандалов из четвертой. Сообщения неприятные. Немцы везде бомбят. Вот что непонятно... Это война или крупная провокация?
Пока он это говорил, дверь открылась, и в кабинет зашел начальник разведки полковник Блохин.
- Это война, Дмитрий Григорьевич, - негромко, но твердо произнес Блохин, - по нашим данным, против войск Западного округа перешли в наступление тридцать пехотных, пять танковых и две моторизованные немецкие дивизии. Пять авиационных и сорок артиллерийских полков.
Павлов снял телефонную трубку и набрал Москву. В кабинете воцарилось гробовое молчание. Москва ответила. На проводе был Тимошенко. Павлов доложил обстановку. Его лицо сделалось пунцовым.
- Есть, товарищ маршал. Слушаюсь, товарищ маршал.
Он положил трубку. Кровь отхлынула, и лицо стало белым.
- Никаких действий против немцев приказано не предпринимать, - медленно произнес он, - наладить связь с частями.

В 5.25 Павлов отдал приказ подчиненным армиям:
Ввиду обозначившихся со стороны немцев массовых военных действий приказываю: поднять войска и действовать по-боевому.Collapse )
Океан

Ночь с субботы на воскресенье

Суббота. Вечер.

Служащие минского Дома Офицеров – администратор, уборщицы и билетерши в пустом фойе, куда с минуты на минуту должен был хлынуть народ, не обратили внимания на кряжистого полковника, который взбежал по широкой лестнице слишком проворно для своей полноты и высокого звания. Билетерша замешкалась и не успела ему ничего сказать.
- Михална! – пронзительно крикнула ей напарница, - ты чего с него билет не спросила?
Тем временем, полковник решительно направился в ложу командующего. Это был начальник разведки штаба округа Блохин. Он подошел вплотную к Павлову и что-то быстро сказал ему на ухо. Заместитель командующего Болдин напряженно прислушался, но не смог уловить ни слова.
- Откуда? – спросил Павлов.
И начальник разведки, снова наклонившись к уху командующего, что-то неслышно уточнил.
- Этого не может быть, - сказал Павлов, - проверьте еще раз!
Блохин, кивнув, удалился.
- Чепуха какая-то, - Павлов повернулся к Болдину, - разведка сообщает, что на границе тревожно, что немцы привели войска в боевую готовность.
- Ну так она и раньше это сообщала, - дернул плечом Болдин.
- Сейчас сообщает, будто бы начат обстрел отдельных участков границы, - сказал Павлов.
Затем он слегка коснулся руки своего заместителя и, приложив палец к губам, показал на сцену.
Когда спектакль закончился, генералы стали расходиться по домам. Collapse )

Воскресенье. Раннее утро.
Океан

Суббота. Вечер.

В тот жаркий июньский вечер в минском Доме Офицеров давали «Свадьбу в Малиновке». Ближе к семи стали подтягиваться офицеры штаба округа. Появился начальник штаба Климовских, потом приехал командующий Павлов с женой. Его заместитель Болдин прибыл один перед самым началом, быстро прошел в ложу и, поздоровавшись кивком головы, занял место рядом с командующим.

Час назад они вместе были в штабе – отправляли в Москву последнюю сводку. Новостей в этот день было мало, практически ничего нового. Командующий 3-й армией Кузнецов сообщал, что вдоль границы у дороги Августов-Сейни немцы сняли проволочные заграждения. В лесу в том направлении отчетливо слышен гул множества двигателей. Разведка доносила, что к субботе двадцать первого июня немецкие войска сосредоточились на восточно-прусском, млавском, варшавском и демблинском направлениях. Москва была уже поставлена в известность, что основная часть германских войск находится в тридцатикилометровой пограничной полосе. Отмечено, что по берегу Западного Буга немцы ведут окопные работы. Это - на здоровье! А вот что на станцию Бяла-Подляска прибыло сорок эшелонов с переправочными средствами, это уже опасно...
Павлов связался по телефону с Тимошенко, доложил.
- Ну что, Семен Константинович, приближается двадцать второе? – бодро сказал он.
- А что такое двадцать второго? – прогудела трубка в ответ, - ты вот что там... Сиди и не паникуй.

Потушили свет. Поднялся занавес. На сцену выскочили Яшка-артиллерист с Попандопуло, и понеслось... В зале громко смеялись, красные на сцене побеждали, и эта привычная заданность создавала уютное убаюкивающее настроение.Collapse )

Ночь с субботы на воскресенье
Океан

Сцены повседневной жизни

Сегодня, сидя в машине на стоянке Пауэлл Плаза в Эмервилле, наблюдал много интересного. Так получилось, что все, за кем я наблюдал, были неграми. В этом районе очень много негров. Предлагаю вашему вниманию три сцены, разыгравшиеся у меня перед глазами.

1. К рядом припаркованному Форду подходит негритянка. Ставит на крышу большущий стакан с милкшейком и пластиковую коробку с едой – только что купленный в Бургер Кинге напротив «фуд ту гоу». Ставит все это на крышу своей машины, роется в карманах в поисках ключа, потом находит ключ, садится в машину и уезжает, оставив свой обед там, куда его поставила.
В этой связи вспомнился случай, который Башмет описал в своей книжке. В то время Башмет ездил на Запорожце, и один знакомый фотограф попросил подвезти его, его жену и два мешка картошки до указанного места. Башмет, пока укладывал в Запорожец мешки с картошкой, выложил свой альт (работы Страдивари) на крышу автомобиля и так его там и забыл. Поехали. Едем, слышу – стучит что-то, рассказывает Башмет, я обеспокоился – что с машиной, спрашиваю у своих спутников: вы слышите стук? И тут даммочка, жена фотографа, спокойненько так говорит:
- Да, это вы свою скрипочку на крыше забыли...
Башмет по тормозам, альт с крыши долой – упал на дорогу. Башмет в панике – не раскололся ли? Альт хоть и был в футляре, но футляр хлипкий. Но нет, не раскололся почти. Какая-то мелкая деталь у него отлетела. Зато после этого падения, говорит Башмет, как он зазвучал!

2. К свободному месту напротив подъезжает и паркуется Тойота Авалон. Паркуется довольно близко к слева от нее стоящему БМВ. Дверь Тойоты открывается, упираясь в БМВ (то есть, не до конца), и оттуда начинает выгружаться негритянская тетенька необъятнейших размеров с сигаретой в зубах. На полпути она застревает. Причем, так плотно, что ни туда, ни сюда! Тетенька начинает охать и трепыхаться в разные стороны, не выпуская сигареты изо рта.
В это время появляется хозяин БМВ, белый, в белой рубашке при галстуке. Он озадачен. Ему бы надо выехать, но дверь Тойоты плотно прижата к его машине. Выхода нет, и он начинает тетеньку вызволять. Причем, серьезно так, с силой, оттопырив зад. Картина: взялся дедка за репку, тянет-потянет... А вытянуть не может. Тогда он стал ее впихивать назад в Тойоту. Налег плечом и давай лягать ее тазом. Впихнул! Тетенька бухнулась обратно в свою машину, а мужик отряхнул руки, сел в БМВ и укатил. Тогда уж тетенька смогла вылезти.

3. Мимо проезжает старый темно-синий Пежо. Сзади у него приклеен бампер-стикер: BOYCOTT FRANCE! За рулем негр.