Степан Лиходеев (lihodeev) wrote,
Степан Лиходеев
lihodeev

Амурская Калифорния (История Желтуги)

Для Апельсинки...

В конце XIX века на русском Дальнем Востоке происходили очень увлекательные события. Транссибирская магистраль, которой предстояло связать Центральную Россию с этим далеким краем, еще не была построена. Однако, к этому все шло. Носились слухи, что край тот невероятно богат... И вот, по разным уголкам Восточной Сибири и Приморья стали появляться искатели золота. Распространялись рассказы о сказочных находках богатых золотоносных россыпей и огромных самородков. Золото находили везде, и вновь обнаруженные золотоносные места привлекали многочисленных беглых и бывших каторжан и просто искателей приключений. Вооружившись лопатами и мотыгами, люди исчезали в тайге.
И вот, в это время, летом 1883 года, по Забайкалью и Приамурью прошел слух о сказочных залежах золота в соседней Манчжурии, на маленькой речке Желте. Первые русские обыватели, попавшие туда, переименовали речку в Желтугу.
К концу лета вольнонаемные, закончившие с приближением зимы работу на восточно-сибирских приисках, бросились в Благовещенск, совершенно переполнив город. Все стремились попасть через Амур в Манчжурию, на Желтугу, где, как они слышали, «золото гребут лопатами». Амур, по которому проходила русско-китайская граница, хоть и создавал водное препятствие, административной преграды не представлял. Пограничная стража квартировала в небольших поселках, да станицах.
Таким образом, в скором времени в Желтуге скопилось множество разнообразного народу – рабочие с приисков, каторжане, ссыльные, авантюристы, китайцы, тоже прослышавшие про золотое дно. В начале 1883 года там обитало 120 человек, через год там было уже семь тысяч, еще через полгода – 15 тысяч жителей.
Разросшийся поселок жители нарекли, по аналогии с названиями сибирских приисков, внушительным именем «Администрация Желтугинских золотых приисков». Только никакой администрации в поселке не было. Была вольница, никого и ничего не признававшая, и вскоре длинное, неудобопроизносимое название само собой заменилось на «Желтугинскую республику». Многие искатели золота слышали рассказы бывалых людей о золотой лихорадке в Калифорнии, сманившей туда тысячи людей со всей Америки. Так у Желтугинской республики возникло еще одно название – «Амурская Калифорния».
Желтугинские прииски, открытые в 1883 году, быстро прославились не только богатством добытого там золота, но и необычным образом жизни тамошних поселенцев. Поселок непомерно разросся в короткий срок, и в нем стал ощущаться недостаток пищевых продуктов. Цены на самые необходимые товары головокружительно росли, и уже в первый год Желтугинской республики фунт хлеба, стоивший в Благовещенске 10 копеек, перевалил за 40 копеек. Лопаты, кирки, топоры – то есть, вещи, необходимые для старателей, можно было достать только по баснословным ценам. Лопата уходила за 10 рублей. Столько же стоил топор. За бутылку лимонада разбогатевшие золотоискатели выкладывали 12 рублей. Пуд сухарей стоил 16 рублей.
В Желтугу потянулись торговцы из Забайкалья и Приамурья. Открывались лавки, в которых можно было купить все необходимое по вздутым ценам. Люди стремились быстро разбогатеть. Кто – поиском золота, кто – более верным способом, открытием магазинов, бань, гостиниц и даже банков. В центре Желтуги расположились отели «Марсель», «Беседа», «Калифорния». Было в поселке две бани. Одна общая, другая – для богатых – с номерами. Не обошлось и без казино. Играли в основном в рулетку. Игорные дома были поставлены на широкую ногу, с буфетами, в которых имелось богатое меню, а у некоторых еще был свой оркестр.
К моменту расцвета Желтугинской республики, по сообщениям сибирских газет того периода, там появился зверинец, группа жонглеров, фокусников и цирквых гимнастов.
Довольно скоро слава о сказочном поселке распространилась по всей Сибири. Поток переселенцев в Желтугу все увеличивался. Характерно то, что люди, приехавшие в «Амурскую Калифорнию», люди, не признававшие власть и закон, в конце концов вынуждены были не только отменить анархию, но и создать общество на основе необычайно суровых порядков.
Большинство жителей Желтуги селилось и строилось по обеим сторонам одной большой и широкой улицы, которая называлась Миллионная. Жили они в очень непритязательных зимовьях, то есть, в простых срубах из бревен с маленькими окнами и дверями. Для сохранения тепла зимой, срубы конопатились мхом, а на крыши, тоже сделанные из массивных бревен, насыпалась земля. Полы были землянные. Ни у кого не было времени на обустройство жилища – нужно было искать золото. Для отопления в холодные зимние дни использовались глинобитные печи. Желтугинские плотники ставили такую избу в очень короткие сроки и брали за нее 200 рублей. Новоприбывшие поселенцы ставили свои жилища вдоль улицы Миллионной – в ее конце.
Вся эта многочисленная, в основном русская, колония существовала на китайской территории.
Центром Желтуги была обширная площадь, на которой происходили все важные собрания жителей, решавшие судьбу поселка. Площадь называлась «Орлинное поле» - производная от популярной там игры в «орлянку». Вокруг площади стояли здания получше и покрепче, чем жилища золотоискателей. Это были гостиницы, бани и игорные дома. Орлинное поле было культурным центром Желтуги. Посередине площади размещался барак, вывеска на котором гласила: «Управление Желтугинскими приисками». Перед управлением стояла деревянная трибуна, рядом с которой на столбе висел колокол. По обе стороны трибуны стояли две чугунные пушки, а перед ними – пирамида ядер. Рядом со зданием управления был молельный дом, при котором находился чтец, сам беглый каторжник, в прошлом недоучившийся семинарист. Над входом в молельный дом очень аккуратно была выведена надпись, которую в то время можно было увидеть над воротами сибирских каторг. Надпись гласила: «Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы».
Золота в тех местах на самом деле было много, и оно плавно перетекало из недр богатой земли в котомки золотоискателей, а оттуда – в руки предприимчивых и ловких китайских покупателей. Желтуга богатела. В поселке появилась больница на четыре палаты. В первой, самой большой, палате находилось 15 коек с мягкими войлочными подстилками, с чистыми белыми простынями, с набитыми соломой подушками, с байковыми одеялами. Во второй палате располагалась аптека. В третьей – амбулаторное отделение для приходящих больных. Ну а в четвертой палате помещалась больничная прислуга, там же находилась кухня. Больные, поступившие в больницу, лечились на общественный счет и находились на полном обеспечении – утренний и вечерний чай, завтрак и обед из трех блюд – пять рублей в день. Принимались в больницу только серьезные больные.
Жить в Желтуге поначалу было небезопасно – воровство, насилие, грабежи и убийства были обычным явлением. Для самозащиты жители объединялись в артели по 10-15 человек, но и это не решало проблему. Преступность достигла кульминации, когда в Желтуге зверски убили повара артели каторжан в декабре 1884 года. Жители поселка в большинстве своем были люди бывалые, и удивить их убийством было нелегко. Но тут всех поразила необычайная жестоксть, с которой было совершено преступление – повара четвертовали.
Начались бесчисленные собрания и обсуждения, на которых предлагались различные способы борьбы с преступностью. Неделю совещались и в результате решили избрать главу Желтугинской республики. Предполагалось, что этот человек будет в меру образованным, опытным, энергичным и решительным, который, будучи наделен неограниченной властью, наведет порядок.
Первым делом, Желтугу поделили на пять участков, из которых один был чисто китайским. В каждом участке были избраны два старосты, которые входили в состав правления колонии, состоявшего из десяти старост и возглавлявшегося выборным старшиной. В результате всеобщих выборов главой республики стал подданный Австро-Венгеркой монархии, словак по происхождению, Карл Карлович Фоссе. Какое у него прошлое, и как он попал в этот уголок земли, никто не интересовался. Так он и остался человеком-загадкой. Известно только, что он выделялся среди жителей своим образованием и большой практической смекалкой. Был он врожденным лидером – беспринципным, энергичным и беспощадным, что ценилось буйным в своей массе населением Желтуги. С его избранием, жители поселка окончательно переименовали Желтугу в Амурскую Калифорнию.
Фоссе, как выбранному главе республики, было положено жалование 400 рублей в месяц – громадная по тем временам сумма. Каждый из старост получал по двести. Старостам участков было дано право выносить приговоры и наказывать провинившихся за несерьезные преступления. Их приговоры не должны были превышать ста ударов кнутом. За серьезные преступления судил сам глава Амурской Калифорнии. В этих случаях Карл Фоссе сам вел расследование, судил по законам республики и выносил приговор. В исключительных же случаях тяжких преступлений, судьбу обвиняемого решал общественный сход, который созывался выстрелами из обеих пушек, стоявших перед зданием правления. Основой Желтугинских законов было библейское «око за око, зуб за зуб».
За все остальные преступления назначались телесные наказания. За воровство, за мужеложество, за ношение оружия в пьяном виде, за подделку золотого песка, за выстрелы в пределах поселка без уважительных причин – по 500 ударов терновником, то есть, кнутом, набитом гвоздями. Это было почти равносильно смертной казни. В начале существования Желтуги женщины туда не допускались. За привод на прииск женщины полагалось 400 ударов палкой. Среди других подобных мер наказания были – 200 ударов палкой за ночной шум, за открытое пьянство – 100 розог. Каждый наказанный изгонялся из поселка без права возвращения, и на границе колонии получал еще 100 добавочных ударов.
С приходм к власти Карла Фоссе, все эти меры стали неукоснительно проводиться в жизнь. Две недели свирепствовало правосудие. В один из дней было повешено тридцать человек, обвиненных в убийствах, и несколько десятков подвергнуто телесным наказаниям за менее тяжкие грехи. После этого преступность сократилась до минимума.
Вести о том, что новый глава республики Фоссе навел порядок железной рукой, быстро распространились по Забайкалью и Приморью. Все это стимулировало рост «малого бизнеса», и в Желтуге стали смело появляться новые торговцы. Когда в поселке было разрешено жить женщинам, туда устремились женщины самых разнообразных профессий, большей частью для работы в кафе-шантанах и казино.
Источником общественного капитала в Амурской Калифорнии были налоги и пошлины, которыми облагались торговые предприятия. Каждый торговец должен был вносить в казну 10% стоимости своих товаров. Те, кто торговал водкой и прочими спиртными напитками, платили 25%. Содержатели трактиров и увеселительных заведений сдавали 20% месячного дохода. За собранные налоги и пошлины управление приисков выдавало расписки с печатью и подписью старшины.
Общественные суммы были немалые. Хватало на содержание старост и главы республики, платного казначея при управлении, заведовавшего налогами и сборами, стражи в 150 человек для охраны общественного порядка и тушения пожаров.
Однако, всякому хорошему начинанию приходит конец. Желтугинская республика существовала недолго. Она раздражала как Китай, так и Россию, вызывая болезненные дипломатические трения. В рамках этих международных переговоров было принято решение принять меры к ее ликвидации.
Глубокой холодной зимой 1885 года китайское правительство командировало в Желтугу многочисленные воинские части со строгим приказом снести ее с лица манчжурской территории, а всех преступников, читай, жителей приисков, как русских, так и китайцев , изловить.
В январе 1886 года китайская армия ликвидировала Амурскую Калифорнию. Все русские, захваченные там, были переданы русским властям, и беглые каторжники вернулись к прежнему месту жительства. Китайцев, захваченных в Желтуге, постигла более суровая кара – им отрубили головы прямо там, на Орлинном поле.
За короткую историю Амурской Калифорнии в тамошних приисках было добыто 500 пудов золота, большая часть которого ушла в Китай – китайские купцы платили за золото больше, чем русская администрация в Забайкалье и в Приамурье. В России платили по 3 рубля 60 копеек за золотник в то время, как китайцы платили по 4 рубля.

-----
P.S. Любителям истории: у Валентина Пикуля есть рассказ "Желтухинская республика".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments